Записи с меткой «Сидерский»

Йога — читта-вритти-ниродхах


Слово «йога» — санскритское. Прямой перевод — «узда», «упряжь», «упряжка». Существует множество других значений. Но, судя по всему, все они имеют более позднее происхождение, чем собственно факт экспериментального осознанного вычленения некими человеческими существами определенного способа достижения вполне конкретного состояния сознания. Попробуем выбрать из трех вариантов перевода наиболее адекватный. Иначе нам будет весьма сложно понять, что именно имели в виду древние. Подсказка — в определениях, данных понятию «йога» теми, кто ввел в употребление сам термин. Существует множество интерпретаций и вариаций на тему, но именно определений, принятых всеми без исключения школами и направлениями в качестве канонических, известно только два.. .

«Твердое владение чувствами — это называют йогой. …Таково знание поведанное Смертью.» («Катха-Упанишада»). Обратите внимание — первый текст, в котором четко определяется понятие «йога», присваивает авторство определения не Кришне и не Шиве -они по очереди становились «властелинами йоги» в более поздние времена… Вряд ли «по своей воле»; скорее — по воле «руководителей социума». Так сказать, сообразно смене преобладавших общественно-политических тенденций… А первым, на самом деле, был Яма — ответственный за смерть… Вспомним Кастанеду: «Смерть — лучший советчик…» Что касается «руководителей социума» — эта публика всегда была ушлой и во все времена отличалась особой искусностью в деле массовых спекуляций на эмоциональных привязанностях толпы…

Второе определение, собственно, определением йоги как таковой назвать можно только с некоторой натяжкой. Речь в нем идет, скорее, о некотором состоянии сознания, которое достигается посредством «йоги» — «узды». Таким образом, уже на уровне базового определения «йога» фигурирует не как самоцель или некая отдельность, а всего лишь как технологический; инструмент, предназначенный для управления поведением ума.

«Поведение ума сдерживаемо уздой» — так выглядит определение, данное Патанджали в безымянной работе, ориентировочно датируемой 2 столетием до Р. X. и известной под принятыми в более поздние времена условными названиями «Йога Даршана» или «Йога Сутры» (Первый и самый прямой перевод слова «йога» — «узда»; читта — ум, сознание, психика; вритти — поведение, деятельность, работа; ниродха — сдерживание, обуздание, в качестве юридического термина — лишение свободы).

Это определение — несколько более позднее, чем первое. Оно имеет под собой солидную основу — два-три десятка столетий применения техник управления поведением ума. Столетий, которые прошли после того, как было сформулировано первое определение. Поэтому здесь, помимо решения самых насущных проблем самоконтроля и контроля восприятия, присутствует более «продвинутая» тема: управление мыслительным процессом, креативными функциями сознания и попытками «вычленить» исходное состояние «пустого ума» в чистом виде. Вряд ли я скажу что-либо новое, напомнив читателю, что наиболее насущные проблемы самоконтроля и контроля восприятия обусловленны гормонально-животным преобладанием инстинктивного разума в бытовых мотивациях человеческого существа.

Вполне очевидно, что в обоих определениях речь идет об «узде», а вовсе не об «упряжке». Вообще-то, при переводе фразы с языка на язык имеет смысл переводить все слова. Многочисленные персонажи, которые переводят тексты о йоге, не переводя само слово «йога», а потом интерпретируют их содержание в большей или меньшей степени так, как им заблагорассудится, поступают не совсем честно. Ведь читатель редко бывает искушен в вопросах санскритской словесности и потому на 100% «въехать в тему» ему не удается, так сказать, по определению. Поэтому давайте переводить «йогах-читта-вритти-ниродхах», не отклоняясь от значений слов, которые дает нам санскритско-русский словарь, составленный не «продвинутыми» йогами-интерпретаторами, а обычными квалифицированными специалистами-филологами. Ведь именно этой фразой Патанджали определяет ключевой термин своей работы и дает читателю понять, о чем, собственно, пойдет речь. Итак: «йогах-читта-вритти-ниродхах» — «поведение ума сдерживаемо уздой». Воспользовавшись более современной терминологией, можно попытаться перевести слово «йога» не как «узда», а как «контроль» или «управление». Ведь в те далекие времена, когда гужевой транспорт был единственным доступным человеку сухопутным средством передвижения (кроме, разумеется, «своих двоих»), узда как раз и вызывала наиболее прямолинейные ассоциации с тем, что сегодня именуют «управлением» и/или «контролем».

Итак, «йогах-читта-вритти-ниродхах» — «поведение ума обуздано уздой». Или — «контроль есть управление деятельностью ума». Так Патанджали дает понять, что, говоря в своей работе о «контроле», он имеет в виду «управление деятельностью ума». Все. Больше ничего нет. Йога — «узда», то есть «контроль» или «управление», «инструментальное» состояние сознания — сферы восприятия и обработки информации.

На этом, собственно говоря, йога как таковая заканчивается. А начинается применение сознания в его новом качестве — отлаженного и подконтрольного осознающей воле. Что вы с ним таким будете делать — ваши проблемы. Достижение состояния контроля — всего лишь техника настройки комплекса инструментальных средств, которыми мы можем пользоваться «по жизни»… для чего? Действительно, для чего нам этакая заковыристая штука — живущее в теле сознание? И где в нем кто — где личность, сколько их, какие?.. А где тот, кто есть «управляющий центр», и как «он» соотносится с личностными «личинами» — ???? До каких пределов может быть расширен диапазон восприятия? И каким будет мир, воспринимаемый нами в результате такого расширения? И как эта картина мира будет согласовываться с теми догматами, которые навязывает нашему пониманию религиозная доктрина, доминирующая в месте и времени нашего теперешнего существования? А другие доктрины — с ними как?.. И что по поводу воспринимаемого будет – думать расширивший свой диапазон восприятия атеист? А политик? Или военный? А если — вообще ученый?!!! На эти вопросы каждый пусть отвечает себе сам. Йога… простите, контроль… тут ни при чем. Настройка сферы восприятия и обработки информации… Инструментальное состояние инструментальной сферы – не более того… Все остальное — вечные вопросы.

Шум в голове…
Н-да… Вечные вопросы, ответы на которые вряд ли удастся «вычислить» при наличии в уме стандартной среднечеловеческой суеты — этакого ядреного -«эмоционально-мыслительного белого шума». Намереваешься услышать и увидеть самого себя — а слышишь только бестолковую суету эмоций, мыслей и не поддающихся никакому управлению мыслеформ. Помеха чересчур значительна.
Патанджали описывает стандартную стилистику работы человеческого восприятия следующим образом: «Поведение ума обуздано уздой. В этом случае восприятие осуществляется с уровня самоосознания. Иначе — соответствует уровню умственной деятельности.»

Не более того. При отсутствии контроля («йоги» или «узды») человек не способен воспринимать самого себя. Он воспринимает только бестолковое поведение одного из инструментальных аспектов своего существа — суету ума. И именно ее принимает за «программное воплощение» самого себя. При таком раскладе, естественно, любая возникающая в процессе этой суеты мотивация воспринимается как руководство к действию: «Я хочу!» Хотя на самом деле «хочу» в данном случае вовсе даже и не «Я», а «Я», может быть, вовсе даже и не «хочу»… А хочет, например, побуждаемое инстинктивными мотивациями тело. Которое на самом-то деле вовсе не есть «Я». Но «Я»- то этого не знает…

Некое сочетание побуждений, обусловленных тремя основными животными инстинктами (самосохранения, продолжения рода, сохранения вида), воплощенное в том или ином гормональном фоне, рождает определенные желания, которым соответствуют те или иные эмоции… А уж под них ум услужливо «подкладывает» соответствующие мозговые процессы в тех или иных количественно-качественных комбинациях… Патанджали называет «пять составляющих умственной деятельности, причиняющих страдания и страданий не причиняющих»: понимание, заблуждение, фантазия, сон, воспоминание. «Понимание следует из прямого опыта, размышления или объяснения. Иллюзия понимания, основанная на информации, не имеющей отношения к реальности — заблуждение. Поток пустых образов, не имеющих под собой реальной основы — фантазия. Рефлекторная умственная деятельность без понимания — сон. Точное воспроизведение некогда воспринятого — воспоминание.» Заметьте, говоря о сне, Патанджали не утверждает, что для осуществления мозгом «рефлекторной умственной деятельности без понимания» тело непременно должно спать… А теперь прикиньте, многие ли из знакомых Вам лично человеческих существ по жизни пребывают в состоянии стопроцентного бодрствования?.. Ладно хорошо, о стопроцентном не будем… Но хотя бы чуть-чуть?.. Плюс к тому же еще и то, что Патанджали определяет как «поток непрерывно повторяющихся мыслей, порожденных прошлыми впечатлениями, в качестве материальных объектов в природе не существующими»…

Итак, будучи неконтролируемыми, все пять видов умственной деятельности препятствуют адекватному самоосознанию «Я», скрывая от него картинку более-менее объективной реальности за частоколом свистопляски образов, мыслей, ассоциативных рядов, эмоциональных реакций и т.п. И пока «Я» стоит, «прислонившись» к этому «забору», оно, кроме самого «забора», не воспринимает ничего. И только отойдя своим восприятием от «забора умственной суеты», мы можем осознать, что наше «Я» и «забор» — принципиально разные вещи, и что за «забором суеты ума» есть «что-то еще», и что это «что-то еще» наше «Я» может воспринять таким, какое оно есть, а не «сквозь щели между досками забора»… Но только тогда, когда «забор» исчезнет из поля восприятия. То есть — когда суета ума будет прекращена. От нее нужно избавиться…

Узда
Ага… От суеты ума нужно избавиться. Ну что ж, тогда -«узда»!.. Контроль умственной деятельности. Устранение суеты ума… Единственный способ настроить ум так, чтобы он как-то сумел сам в себе разобраться. Не вижу смысла вслед за множеством авторов в который раз перечислять все те выгоды, которые сулит нам новое -принципиально качественно более эффективное — состояние ума в плане настройки процесса креативного — по-нашему творческого -мышления. Мы же с Вами — умные люди, а для умных людей не секрет: творчество — то есть создание абстрактной идеи и ее конкретного воплощения в интеллектуальном либо материальном продукте — есть наивысшее проявление деятельности сознания. Кстати, из всего бесконечного многообразия белковых структур на сознательное индивидуальное творчество способен только человек… Но это к делу не относится. До тех пор, разумеется, пока мы не совершим в самих себе переход от нормального среднечеловеческого состояния автоматической гормонально обусловленной суеты ума к несколько более «продвинутому» состоянию осознанного контроля умственной деятельности и понимания побудительных импульсов нашей поведенческой мотивации.

И первый самый главный шаг на этом пути — прочь от «забора»… Дать понять себе, что наше самоосознание и суета ума не есть одно и то же. Увидеть происходящие в уме процессы «со стороны».

Именно поэтому в качестве необходимой основы для управления всеми пятью видами умственной деятельности Патанджали называет отрешенность — «отсутствие тяги к объектам желания, воспринимаемым непосредственно или известным по описанию». Отойти от забора и со стороны взглянуть на то, что на нем написано… Ну, сами знаете, что обычно пишут на заборах… Вот-вот… Именно это как раз и есть то, чем процентов на 90, «ели не больше, заполнена умственная деятельность обычного среднестатистического индивида. Прискорбно, конечно, но выход есть… Согласно утверждению Патанджали, именно из отрешенности проистекает возможность «восприятия самого себя безотносительно тройственной природы бытия». Тройственной — поскольку функциональная динамика природы (санскр. «пракрити») определяется взаимодействием основополагающих Сил или «начал» (санскр. — «(гун»| названия этих трех Сил — «тамас» (минус), «р^аджас) и «саттва» (стойкое динамическое равновесие первых двух). Саттву выделяют как отдельное «начало» потому, что еаттва не есть механическое равновесие -равновесие взаимного уничтожения плюса и минуса. Саттва — особая «новая» сила, имеющая по отношению к тамасу и раджасу более высокое функциональное качество последовательного упорядочивания первичного хаоса. Так сказать, «фиксатор» поляризованной кристаллизации порядка вещей. Во всяком случае, как-то примерно так представляли себе динамику бытия те, кто формулировал в свое время основы практической йоги. И, судя по наблюдениям современных физиков, они не были так уж далеки от истины…

Итак, отрешенность — вплоть до полной независимости восприятия самого себя от тройственной природы бытия — вот необходимый «базис». «Надстройкой» над ним естественным образом станет контроль поведения ума… Если, конечно, базис окажется достаточно устойчивым…
Технику достижения отрешенности Патанджали описывает следующим образом: «Повторяющееся стремление в сочетании с длительным напряжением, осуществляемым регулярно и настойчиво в течение долгого времени, делает устойчивой отрешенность – отсутствие тяги к объектам желания, воспринимаемым непосредственно или известным по описанию».

Дальше Патанджали в своей работе описывает алгоритмы последовательного прохождения уровней осознавания… Осознавания чего? Да чего угодно… Прежде всего — самого себя и собственных взаимоотношений с миром… Но это в большей степени касается применения уже достигнутого контроля. Нас же пока интересует контроль как таковой… Йога как таковая… И ее вышеупомянутый «базис» — устойчивая отрешенность, которая переведена в ранг нормального состояния ума и более никак не зависит ни от каких внешних обстоятельств…

Физкультурная основа устойчивого базиса

«Повторяющееся стремление в сочетании с длительным напряжением, осуществляемым регулярно и настойчиво в течение долгого времени, делает устойчивой отрешенность — отсутствие тяги к объектам желания, воспринимаемым непосредственно или известным по описанию». Вот он — ключ ко всей йоговской тренировочной технологии… Во всяком случае, так мне кажется…

«Длительное напряжение, осуществляемое непрерывно и настойчиво…» Почему-то в этой фразе все интерпретаторы усматривают намеки на напряжение чего угодно, кроме того, что напрячь проще всего… Пишут о напряжении ума, внимания, воли, души… Даже духа, хотя не совсем понятно, каким образом можно было бы его напрячь… Но никто не пишет о банальном напряжении скелетной мускулатуры… Странно… Поскольку первое, что приходит на ум лично мне при прочтении данной фразы — это изометрическая тренировка. Продолжительные фиксации предельного напряжения тех или иных групп скелетной мускулатуры…

По своему воздействию на физические способности человека изометрическая тренировка отличается от динамической техники последовательного чередования кратковременных напряжений и расслаблений тем, что заметно увеличивает силу без существенного прироста мышечной массы — за счет изменения качества мышечной ткани и уровня координации системы «мозг — мускулатура». Но главное преимущество изометрической тренировки — особо изощренная проработка и интенсивное укрепление сухожилий. Обычно именно ограниченность функционального ресурса сухожильной ткани препятствует развитию силовых возможностей тела среднестатистического индивида. Препятствует в значительно большей степени, чем собственно слабость мускулатуры… Обычно мышцы человека потенциально могут развить усилие, намного превышающее предел прочности сухожилий… Но, разумеется, не развивают — благодаря чисто психическому механизму «блокировки опасного уровня напряжения»… Блокировка снимается автоматически только в случаях, когда жизни человека угрожает реальная опасность. Причем снимается очень ненадолго… Изометрическая тренировка укрепляет прежде всего сухожилия -«отодвигает» опасный предел напряжения и тем самым «учит» тело более эффективно использовать «наличный ресурс силы»… На основе изометрических упражнений строил свои тренировки легендарный атлет начала XX века, Самсон (Александр Засс). А он при всей своей невероятной физической силе особо выдающимся телосложением не отличался. Так, гармонично сложенный мужчина среднего роста. Никаких «глыб» и «гор»… Но во время первой мировой войны любимого коня, когда тот был ранен, вынес с поля боя на руках. Бегом… После чего быстренько вернулся в строй… Мелочь, конечно, однако характерная…

Но самое интересное не это. А то, что после продолжительной фиксации статического напряжения ум сам собой делается «пустым»… Улавливаете? Если, ‘конечно, фиксация действительно длительная и напряжение на самом деле очень сильное -на грани предельного… А лучше — чуть-чуть за этой гранью… Мозг в такой ситуации моментально проводит анализ «расходной части» «силового бюджета» организма и быстренько выключает /паразитные процессы». То есть те процессы, которые в данный момент не нужны, но энергию потребляют. И первыми в «черном списке» оказываются абсолютно непроизводительные, но весьма энергоемкие «движения мысли», которыми составлена… что? Правильно — «суета ума»… В итоге состояние сознания после выхода из длительной фиксации предельного статического напряжения как нельзя лучше соответствует формулировке «отсутствие тяги к объектам желания»… Так рождается отрешенность. Но… Если пользоваться изометрической техникой «от фонаря», отрешенность умирает так же быстро, как рождается… Стоит только организму слегка восстановиться после напряжения, как «паразитные» процессы суеты ума — тут как тут. Вспыхивают с новой силой, радостно цветут и громко пахнут, стараясь во что бы то ни стало наверстать упущенное… Проходит двадцать-тридцать минут — и действующие лица нашей внутренней виртуальной трагикомедии вновь на своих местах… Неуловимо проносятся множественные обрывки мыслей и мыслеформ, пляшут эмоциональные реакции, выстраиваются и ветвятся непредсказуемо замысловатые ассоциативные ряды… Все как всегда… Но так будет только в случае, ежели «от фонаря» А если «регулярно и настойчиво в течение длительного времени» да еще и с «устремлением к достижению»?.. Мы же с вами умные люди. Как договорились… Потому — опять вопрос: «Улавливаете?» Устремление — «настройка на результат». Воплощенное в действии намерение «заметить» произошедшие изменения и как следует запомнить для легкости последующего распознавания. Да? Распознавания с ясно осознаваемой целью — зафиксировать, растянуть во времени и сделать нормой жизни… Регулярное повторение — «поддерживающая и усиливающая подкачка» достигнутого результата. В итоге в конце концов мы начинаем проводить в отрешенности больше времени, чем в «обычной» суете ума. И принципиально «убыточное» состояние сознания из «обычного» превращается в утомительное и потому крайне нежелательное… И мозг, как главный «управитель» принимает единственно правильное решение: «Признать революцию свершившимся фактом». Так получается «энергетически» дешевле и практически эффективнее… Без суеты. Со сдерживаемым «уздой» поведением ума.

Побочные эффекты как шанс получить отрицательный результат
Итак, с техникой наработки собственно отрешенности и прекращения суеты ума в общих чертах все вроде бы просто и понятно… Но это только кажется. На первый взгляд… В действительности есть ряд моментов, которые придется учесть…

Которые, безусловно, пришлось учитывать тем, кто в течение нескольких десятков столетий экспериментировал на себе… и на своих последователях, пользуясь поповскими тренировочными техниками в качестве рабочего инструментария.

Момент первый — закрепощение мышц с их последующим устойчивым спазмированием и контрактурами, переутомление и воспаление периферических нервов, острые и хронические миалгии и воспаления мышечных тканей с присоединенными микробными инвазиями… Плюс тяжелейшие перегрузки сердечно-сосудистой системы со всеми вытекающими последствиями вплоть до летального исхода… Достаточно высокая цена, которую придется заплатить за отрешенность и внутреннюю тишину тому, кто сломя голову ринется нарабатывать их, напрягая скелетную мускулатуру тупо и беспредельно, что называется, «в лоб». Выход? Пожалуйста — чередование максимального напряжения с полным расслаблением. А еще лучше — сочетание и чередование…

Для того, чтобы мышца полностью расслабилась, ее необходимо растянуть. До предела и еще чуть-чуть. Причем растянуть не динамично, ни в коем случае не рывком — так и до растяжения недалеко, а там, глядишь, и разрыв мышечной ткани подоспеет. Растягивать нужно медленно и плавно — аккуратным стопроцентно контролируемым «текучим» движением с достаточно длительной фиксацией максимального растяжения в его статической фазе… Контроль и плавность такого движения легче всего получить за счет медленного плавного и очень ровного дыхания. При таком дыхании движение само собой делается именно таким, «как надо»…

Все. Мы получили основной тип йоговских тренировочных техник. Статические формы, сочетающие фиксированное предельное напряжение одних групп мышц с фиксированным же и таким же предельным растягиванием и, соответственно, расслаблением, других. Упражнение этого типа обозначается санскритским термином «асанам» (существительное среднего рода, ударение на первом слоге — асанам). Прямой перевод — «положение», «поза», «сидение». Наиболее адекватный русский термин: асанам -положение тела. В словосочетаниях концевое «м» исчезает, остается «асана». В таком варианте слово вошло в западные языки. В русском традиционно склоняется как существительное женского рода первого склонения. Поэтому переводят его преимущественно существительным женского же рода «поза». Тоже правильно, хотя и чуточку не совсем адекватно… Женского в «честной» практике асан очень мало… Техника очень крутая, предельно жесткая по воздействию на органы и системы, короче, мужская. Такой она всегда была, такой в своем истинном варианте и остается… Впрочем, это уже нюансы, не имеющие особого значения. Потому как в случае исключительно статического варианта практики особое значение будет иметь нечто совсем другое… А именно -застойные явления в системах циркуляции жидких сред организма…

Динамика бытия

Для того, чтобы избежать застойных явлений, которыми чревата исключительно статическая практика, в тренировку вводятся динамические переходы. Их выполняют в качестве движений-связок, соединяющих статические формы в более или менее слитную последовательность. Либо, что тоже иногда применяется, статическую практику асан дополняют отдельными комплексами динамических упражнений.

Типичным примером первого подхода является столь модная сегодня в мире аштанга-виньяса-йога — атлетический стиль практики, разработанный и внедренный индусским мастером Шри К. Паттабхи Джойсом на основе комплексов, придуманных его учителем Шри Кришнамачарьей для работы с детьми и подростками. Детям и подросткам статическая практика в большинстве случаев в принципе не годится — уж очень им сложно управляться с блужданиями рассеянного внимания. Для того, чтобы «юные отроки и отроковицы» не отвлекались от упражнений, их внимание нужно «под завязку» загрузить активными «тренировочными событиями». Что Кришнамачарья и делал за счет высоко динамичной компоновки тренировочных программ и жестких правил динамического сосредоточения во время выполнения асан.
Пример второго варианта — комплекс динамической гимнастики «сукшма-вьяяма». Его описал один из наиболее выдающихся мастеров йоги двадцатого столетия Дхирендра Брахмачари. В стиле практики школы этого мастера комплекс специфических динамических упражнений выполняется отдельно от статической практики асан — либо в качестве разминки перед тренировкой, либо вообще в другое время.

Еще один интересный вариант динамики — классический шаолиньский стиль «тун гун фу», или «тунцзы гун фу». В этом стиле фазы фиксации статических асан соединяются движениями, типичными для шаолиньских стилей цигун. Ци — сила, энергия, гун — искусство. Цигун — искусство владения Силой. Вот. И тут начинается мистика… Впрочем, мистика в том ее аспекте, о котором пойдет речь, присуща не только стилю «тун гун фу». Движения аналогичного типа применяются для соединения асан в последовательности во вьетнамских стилях йогической практики, известных под общим «кодовым» названием «гимнастика зыонг-шинь». Впрочем, и не только в них…

Мистика

До сих пор все, вроде бы, выглядело простым и понятным. А теперь я сформулирую вот такой пассаж: «Критическим фактором эффективности практики асан является «энергетически полнота» статических и динамических форм». Как вам? Естественно, возникает вопрос: «А что бы это значило?» И чем «полные» формы упражнений отличаются от «пустых»? Каков, так сказать, «физический смысл» понятия «полнота» в приложении к йоговским тренировочным практикам? Чем они «наполняются» и чего, собственно, в них не хватает, если они «пусты»?

Ну, во-первых, они «наполняются» именно тем, что принципиально отличает иоговскую асану от совершенно идентичного по форме гимнастического упражнения. Пока упражнение «пустое», это -что угодно, только не асана. Не важно, насколько сложна и внешне совершенна форма. И как только упражнение делается «полным», оно мгновенно превращается в «йогически значимое» действо. Даже если его внешняя форма весьма далека от идеальной… А во-вторых… Во-вторых, вразумительно объяснить, чем же все-таки «наполняется» форма упражнения, в абстрактных терминах просто принципиально невозможно. Нет, можно, конечно, разглагольствовать о так называемой «пране» или; магической силе «ци»… В переводе, соответственно, с санскрита и китайского — «сила, энергия». Но объективно… Объективно этот аспект энергии пространства не измеряется никакими приборами, кроме восприятия живых существ. Проблема в том, что аспект данный не есть явление, относящееся чисто к сфере энергии как полю количественных характеристик состояния пространства. Прана или ци представляет собой нечто скорее информационно-энергетическое, чем чисто энергетическое. Некоторое фундаментальное явление на стыке материи в форме поля и информации в форме поля же, но виртуального… Явление, для оценки которого необходим не только «количественный оценщик», но и «качественный интерпретатор». А в роли последнего может выступить только более или менее организованное осознание… Просто «железки» — даже самые «умные» — тут не справятся… Даже животные -и те не сумеют. У них ведь осознание общевидовое. В отличие от человеческого индивидуального. Так что для измерения и объективной оценки пранических явлений с помощью «животного» датчика, нужно как минимум собрать всех-всех-всех особей одного вида в кучу. А потом еще умудриться как-то более-менее вразумительно интерпретировать изменения поведения этой кучи, обусловленные воздействием пранических факторов… Если таковые изменения проявятся… А если нет?.. И потом, все равно в конце «объективной оценочной цепочки» так или иначе оказывается субъективная человеческая интерпретация… Поэтому лучше не заморачиваться и сразу ориентироваться на оценку собственно наличия «пранической компоненты» практики, а также ее качественных и количественных характеристик посредством собственного восприятия. Иначе никак не получается…

Никто ничего не сумеет человеку объяснить, пока он сам не ощутит «это» в себе…

Но, тем не менее, независимо от нашего восприятия, любой материальный объект содержит в себе эту самую «компоненту». Само по себе пространство — даже пустое — и то содержит. И любое движение любого материального объекта (включая полевые объекты любой природы) непременно включает в себя и движение «этого» -некоего универсального свойства материальной природы. Вот и все… А дальше — дело за малым. Нужно просто научиться выделять в своем восприятии ощущения, производимые изменениями поведения «праны» или «ци» в теле во время практики. А затем подобрать для себя такие последовательности и сочетания движений и статических форм, в которых ощущения «пранической» компоненты будут наиболее явственными и станут заполнять внутреннее пространство тела с наибольшей плотностью. К сожалению, никакие объяснения не помогают, единственный способ сделать это — упорная настойчивая практика. насыщенная соответствующим намерением. Намерение необходимо для правильной модуляции внимания.

Впрочем, сами по себе формы йоговских асан разрабатывались с учетом необходимости сделать практику как можно более «информационно-энергетически значимой». Так что кое-какие сдвиги в этом направлении происходят как бы сами собой…

Достижение максимальной «полноты» тренировочной практики — ключ. Чем более «полной» является форма упражнения, тем более высоким оказывается коэффициент ее «психоделичности». «Пустые» формы значительно слабее развивают способность к отрешенному контролю деятельности ума, нежели «полные». Почему так — объяснить невозможно. Хотя тот, кто «въехал в тему» на практике, отлично «понимает телом» в чем тут дело…

Управление распределением «пранической компоненты» в теле осуществляется посредством управления движениями тела и движением воздуха в теле. Существуют даже специальные термины для обозначения этой компоненты практики: «пранаяма» в санскритском варианте, «цигун» — в китайском. Переводится как «управление силой», «управление энергией», «искусство контроля силы» и т. п. Главным техническим приемом в технике управления распределением «праны» или «ци» посредством дыхания является… Что бы вы думали? Да, именно то самое плавное медленное ровное дыхание, которое позволяет отстроить правильное движение в асане. Интересно, правда?.. Более того, дыхание такого типа — это эффективный технический прием, позволяющий «двигать внутренней силой» при отсутствии внешнего движения… За счет такого «неподвижного движения» осуществляется переход от «управления силой» посредством управления дыханием к «управлению силой» посредством управления вниманием. Контроль внимания, в свою очередь, — мостик к осознанному контролю характеристик восприятия. А осознанное управление характеристиками восприятия — это уже ключик к управлению взаимодействием с информационным полем. Ну а там, глядишь, недалеко и до развития способности вносить коррективы в состояние информационного поля… До так называемых «сиддх», что на санскрите означает «сверхчеловеческие способности». Ну, вот и все… Осознанный контроль информационного поля позволяет осознано влиять на все аспекты бытия, в том числе — на «характер протекания» и «событийное наполнение» потоков времени… Тут, правда, важен еще один момент… Отрешенность. Отсутствие желаний как таковых и стопроцентная замена их полностью осознаваемым намерением…

Предельное статическое вытягивание расслабленных мышечных и сухожильных тканей повышает их «энергетическую емкость». Предельное статическое напряжение мышечных тканей и сопутствующая проработка тканей мягких органов повышает плотность распределения «праны» или «ци в теле. Переходные движения между асанами и «встроенные» движения в асанах обеспечивают оптимальную динамику наполнения мягких тканей тела «магической силой ци» и передачи ее костям с последующим накоплением в структуре костной ткани и в костном мозге. Формы асан разработаны таким образом, чтобы структурировать «энергетическое поле» и должным. образом организовывать составляющие его «потоки силы»… Дальше за счет определенных манипуляций с упомянутой выше связкой «дыхание-внимание-восприятие» — переход на уровень структурирования информационного поля… Маленькая справка: структура и содержание информационного поля определяет алгоритм развертывания пространства-времени, то есть — строение Вселенной как таковой. Но это уже не важно…

Все термины здесь условны, поскольку устоявшихся научных определений и понятий в сфере «мистической физкультуры» пока не существует, так как не существует приборных методов измерения «пранических составляющих». Как я уже сказал, их можно оценивать только опосредованно, используя в качестве датчика человеческое восприятие. Конечно, с точки зрения объективной науки, это не метод… Так что пока мы со своей йогической мистикой находимся на отвратительно нематематическом уровне «мутной магии» и «субъективной романтики». Что, впрочем, не мешает системе работать, причем работать достаточно точно и вполне надежно… Хотя, конечно, слишком многое определяется индивидуальными качествами конкретных человеческих существ.

Такая вот физкультура… Впрочем, обсуждать «мистические» аспекты йоговской практики — затея неблагодарная… Лучше просто попробовать и поглядеть, что получится… А вот что касается оздоровительного потенциала «упражнений гимнастики йогов», как было принято выражаться в шестидесятые-семидесятые годы, — на этом было бы нелишне остановиться… Но в другом материале…

Автор статьи: Андрей Владимирович Сидерский

Статья в 1 номере журнала «YОГА журналъ славянского дZENа», стр.8-13

Йога и растяжка

Прежде всего, травмы при практике йоги возникают из-за самой главной ошибки, которую делают, как я случайно недавно обнаружил, почти все, кто начинает заниматься йогой.

И именно из-за этой ошибки, я сейчас ее назову, очень многие, кто начинает заниматься, зарабатывают травмы. Человек приходит в фитнес-центр и говорит: а йога – это что, это растяжка, да? Вот. И здесь заключается самая главная ошибка. Йога и растяжка не имеют ничего общего между собой. Практика хатха-йоги и хорошая растяжка – это вещи, если не взаимоисключающие, то по крайней мере, хорошая растяжка очень мешает получить от йоги тот эффект, который она может дать. Сейчас объясню.

Если мы попробуем отыскать самое первое определение йоги, то где-то в Ведах мы на него наткнемся. Веды – это очень старые книги, прибитые пылью времени, сейчас эти тексты не применимы в нынешней обстановке, они безнадежно устарели, но, тем не менее, какая-то базовая информация, которая там есть, проходит сквозь века и тысячелетия, потому что она касается устройства вселенной. Скорее, каких-то аспектов вселенной — они не очень сильно изменяются, изменяется картина применения информации в социуме, вносятся поправки. Потом это самое первое определение йоги всплывает в Упанишадах. Там некто Яма – бог смерти, говорит человеку, возжаждавшему приобщиться, что есть йога. Он говорит, что йога – это умение владеть всеми своими эмоциями. На тот момент, это сколько-то тысяч лет назад, владение собой ограничивалось владением эмоциями, потому что человек в большей степени был движим инстинктивным разумом, и неконтролируемые эмоции – это был самый серьезный камень преткновения. И до более тонкого управления дело не доходило, нужно было сначала справиться со своими звериными, животными проявлениями.

В те времена о значении слова йога как одной из шести ортодоксальных систем индийской философии — углубленном созерцании, единении со всевышним и т.д. вообще никто понятия не имел. Потому что это значение слова появились уже в результате практического развития системы, в результате развития методов уже после Христа, после Патанджали, а тогда его употребляли в его первом значении. А первое значение – это узда, упряжь, обуздание, т.е. если перевести на современную терминологию – это контроль. Итак, первое определение йоги, имеем что – контроль есть способность владеть всеми своими эмоциями. Потом по мере развития социума и человека, и способностей человека отдавать себе отчет в том, что он делает, это определение претерпело некоторое изменение. И Патанджали во втором столетии до рождества Христова уже его несколько расширил и сказал, что йога – есть устранение суеты ума. Т.е. контроль – есть устранение суеты ума или прекращение суеты ума. Речь шла уже не только о контроле над эмоциями, но уже и об умении применять мыслительный аппарат, об умении работать с образами, управлять сферой генерирования образов, идей, намерений — это уже более глубокая штука.

Но, что оказывается: человек садится, складывает ножки в лотос, сидит 4, 5, 10 часов, управляя своим умом, и его мозг начинает перестраивать режим работы. Действительно, если человек сосредотачивается на крышке черепа, у него процесс креативного мышления или процесс контролируемого движения осознания распределяется по коре головного мозга и туда устремляется мощный поток энергии, потому что мозг этого требует. По позвоночнику со всех источников, какие только могут, собирается энергия – вся, какая есть в организме, и тянется в мозг. Вот это и называется пробуждением Кундалини. Но энергия из ниоткуда не берется, она должна быть обеспечена обменными процессами в органах, а органы обычного человека привыкли к обычному нормальному мерцающему вяло текущему процессу. Когда происходит переключение в новый режим работы, то этот процесс требует возрастания потребления энергии. Это законы физики, они для всех систем одни — мы знаем, что всегда критические расчеты любой системы ориентируются на максимальный уровень нагрузки, т.е. максимальные потоки, максимальные токи, напряжение, максимальные перепады. И вот этот процесс включения – процесс Кундалини – это и есть мощнейший переходный процесс во всей системе. И если органы не могут его поддержать, не способны, у них нет ресурса, что тогда происходит — они начинают ослабляться и разрушаться. И если где-то есть бактерия или вирус или еще что-то, он быстро вгрызается и по полной программе разваливает организм.

Что получается? Если мы сразу начинаем пытаться контролировать ум, но наше тело не способно поддержать эти попытки, то либо нам ничего не удается, либо мы разрушаем себя. Йогины древности столкнулись с этой проблемой, они поняли, что для того, чтобы успешно практиковать раджа-йогу, т.е. прямое управление сознанием, нужно иметь подготовленный материальный ресурс, нужно что-то сделать с телом и с его способностью усиливать обменные процессы, генерировать определенное количество энергии. Дать телу возможность более легко адаптироваться к повышенным нагрузкам и повысить иммунный барьер, чтобы в условиях повышенных нагрузок вирусы, бактерии и т.д. не сгрызали тело. Они долго искали способ, как этого добиться, и, в конце концов, имперически вышли на гимнастическую систему, построенную на вытягивании соединительной ткани.

Что такое асана? Асана – это форма тела, которую мы придаем для того, чтобы растянуть сухожильно-мышечные жгуты, причем, чем более мощные жгуты, чем больше их, тем более эффективна асана с точки зрения именно повышения иммунитета и повышения адаптивных способностей организма. Йогины древности и средних веков вышли на это имперически, академик Богомолец в 20-30-х годах на клинических экспериментах четко доказал взаимозависимость состояния соединительной ткани и иммунитета человека. Состояние соединительной ткани (сухожилия, соединительно-тканные мешки, в которых находятся мышцы, суставные сумки, внутрисуставные связки, соединительно-тканные оболочки органов и т.д.) напрямую определяет уровень иммунитета и уровень адаптивных способностей организма. Асана – это способ тянуть соединительные ткани так, чтобы они давали нам прирост способностей организма выдерживать перегрузки, возникающие при попытке внедриться в управления режимами работы мозга. Все. Все очень просто. Просто до примитива.

А теперь давайте рассмотрим пример — хорошо растянутый человек начинает заниматься йогой. Он тянется, но для того, чтобы система сработала, нужно, во-первых, предельное растягивание – только тогда организм начинает меняться — ткань начинает изменяться, когда организм понимает, что у него не хватает способностей, ему нужно развиться. Возникает вопрос: кто легче и быстрее и с более простыми формами доберется до этого режима глубокого вытягивания — человек, который хорошо растянут или человек, который не растянут? Конечно, человек, который не растянут. Ему стоит чуть-чуть начать гнуться – и все, у него уже все работает. Это типичный пример, когда человек, плохо растянутый начинает заниматься йогой, у него очень быстро происходит изменение в мозге, сознании, в состоянии организма в целом — он быстрее въезжает в тему. А человек хорошо растянутый тянется, гнется, но он так и остается хорошо растянутым человеком, он остается таким же эмоциональным придурком, которым он был и раньше. Я очень много таких знаю, особенно мужчин, хорошо растянутых, они все из себя клевые, у них все хорошо получается. Но это не асаны, а просто пустая гимнастическая форма, она не работает, потому что для того, чтобы сделать асану, хорошо растянутому человеку приходится изощряться и выдумывать все более и более глубокие вещи.

Проблема в чем? Проблема в том, что когда человек повторяет изо дня в день асаны и начинает управлять мозгом, тело отрабатывает и по принципу обратной связи становится более растянутым, тогда приходится находить более сложные формы. Сложные асаны выдуманы именно потому, что на каком-то этапе простые перестают работать. А задача практики асан в том, чтобы придать телу комплекс форм, который бы пробежался глубоким вытягиванием по всем сухожильно-мышечным жгутам, причем, в каждой асане нужно зафиксировать эту картину. Но если мы будем просто тянуть, мы, в конце концов, просто разболтаем эту систему. Обязательно нужна обратная компенсация. Как мы подвергаем вытягиванию сухожильно-мышечные жгуты, точно также мы должны по максимуму задействовать статические изометрические напряжения мускулатуры. Почему я всегда настаиваю на выполнении нижних стоек на руках — потому что они относятся к категории наиболее напряженных упражнений, и они компенсируют вытягивающие асаны. Если делать вытягивание и не делать силовые асаны, система разбалтывается и через некоторое время хатха-йога, асана как таковая перестает работать. Остается чисто гимнастическая форма. И статика вытягивания и статика напряжения должны быть довольно длинными. Естественно нужны и дополнительные динамические процессы, чтобы толкать физиологические жидкости, для того, чтобы в суставах как-то циркулировала смазка, чтобы позвоночник не заклинивало. Для этого в переходах между асанами используют динамические элементы. Они должны быть обязательно. Пусть это будут гимнастикообразные элементы или цигунообразные. Цигунообразные элементы предпочтительнее с точки зрения распределения плотности энергии в системе.

Вот таким образом мы выходим на практику асан, в которой, естественно есть свои законы построения форм. Если асаны делаются правильно, то за минимальный промежуток времени мы достигаем максимального эффекта в плане подхлестывания иммунитета, повышения адаптивных способностей организма. Если асаны делаются неправильно, то возникают, во-первых — перекосы, во-вторых — травмы.

То, что в мире людей сейчас называют словом «йога», в большинстве случаев является профанацией. Мастеров, которые действительно владеют и обучают стилям истинной йогической практики, можно пересчитать по пальцам. И все действительно стоящие школы обладают одной общей чертой — это очень современное использование сложных древних тренинг-технологий. Конечно, таких школ не больше, чем мастеров… Люди остаются людьми, и, чем бы они ни занимались, кем бы себя ни провозглашали, очень и очень немногим удается вырваться из замкнутого круга. Большинство так и остается дилетантами — в чем угодно, не важно в чем именно. И особенно в йоге, ведь, по большому счету, это — самый сложный и самый эффективный путь развития осознания из всех, которыми располагает человечество. Не имеет значения, какой из вариантов мы возьмем — классическую йогу, тибетскую, даосскую или китайский цигун…

Простые техники хороши для того, кто прост и слаб, потому что для таких людей даже самые несложные вещи представляют собой вызов на пределе возможностей. А для того, чья энергетическая структура начинает развиваться и усложняться, они на каком-то этапе себя исчерпывают и ничего не могут дать с точки зрения развития сознания и накопления самоосознания. И приходится искать более сложные и комплексные вещи. Древние мастера были очень мудрыми и исключительно практичными людьми. Вряд ли они стали бы выдумывать все эти сверх-замысловатые фокусы, если бы можно было ограничиться элементарными. В отличие от магов, которым зачастую свойственно нагромождать ритуалы друг на друга только лишь из любви к искусству, мастера йоги всегда старались сжать практику, извлечь из нее максимум эффекта при минимуме затрат, выбросить все, без чего можно обойтись, а то, что осталось, плотно «упаковать» в гармоничные и с точки зрения психоэнергетического эффекта очень точно построенные ряды.

Автор статьи: А.В. Сидерский

Новые задания
Вечерние вопросы себе
Каждый вечер перед сном анализируй прошедший день и спрашивай самого себя: 1. Что нового я узнал сегодня и чему научился? 2. Что конкретно я сделал, чтобы приблизиться к своей мечте? 3. Что доставило мне радость сегодня? Эти 3 простых вопроса отражают качество прожитого дня! Нет ничего обиднее получить ответ “НИЧЕГО” по всем 3-м пунктам… Кстати, ответы.…
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Найти на сайте
Наверх